Любовь Контрактера

Любовь Контрактера

Добрый беспризорник.

Контракт со Вселенной.

Судьба Контрактера.

Наказание Контрактера.

Контрактеры и люди.

Первородная сущность.

Свалка.

*Контрактер №45*

Редко когда бывает радостно принимать вызов, однако, именно на этот вызов Рагурт шел с легким сердцем и с хорошим предчувствием.

Выйдя из минерального слоя, Рагурт увидел до боли знакомые черты лица, длинные каштановые волосы и милейшую улыбку на свете.

— Привет, Рагурт, — поздоровалась девушка, — я надеялась, что именно ты ответишь на вызов.

Рагурт тепло улыбнулся и вплотную подошел к креслу, на котором сидела девушка.

— Разве я мог иначе… Рад тебя видеть, Ань.

Девушка махнула рукой в сторону второго кресла.

— Садись же, что ты как не родной?!

Рагурт послушался и уселся на кресло. Аня налила вина в бокал и передала ему. Несколько минут они просто пили вино, наблюдая за огнем свечей, и украдкой переглядывались.

— Так и… Каково это? Ну, быть человеком, — нарушил молчание Рагурт.

Аня неопределенно повела плечами.

— Интересно, — задумчиво ответила она, — я уже и забыла, как это — не знать, что будет с тобой и со всем вокруг, даже через пять минут. Интригует, оказывается. Создаётся впечатление, что книгу читаешь.

Рагурт слабо улыбнулся.

— И сколько тебе ещё осталось?

— Чуть больше месяца, — Аня опустила взгляд.

— То есть, — во взгляде Рагурта читалась печаль, — это прощание?

Аня посмотрела Рагурту в глаза и ткнула его кулачком в плечо.

— Перестань о грустном, ладно! Я тебя не видела почти пять лет, и даже не была уверена, что ты придёшь. Я очень рада, что мы смогли встретиться, так давай проведём время с пользой, а не болтая о том, сколько мне осталось!

Рагурт посмотрел на Аню виноватым взглядом.

— Прости. Скажи тогда, как тебе жизнь человека? Не чувствуешь себя беспомощной?

Аня задумалась, глядя на свечу.

— Как тебе сказать… Жизнь человека — калейдоскоп событий и эмоций. И никогда не скажешь точно, что произойдет следом. Я нашла тут себе работу, работала, как полагается человеку. Откровенно говоря, жизнь такая очень часто заходит в период уныния. Ты работаешь, потом идёшь домой, в какой-то момент кажется, что жизнь скучна и однообразна, что в ней нет ничего такого, ради чего вообще стоит существовать, — Аня хитро улыбнулась, — но я не зря сказала про калейдоскоп. Внезапно, ты выходишь в магазин за сигаретами, и рядом худенького парня тащит за собой слегка повёрнутая пся. Ты останавливаешь собаку и вы немного болтаете, а потом, всю ночь выпиваете вместе, гуляя по ночному городу, обсуждая людей и вселенские тайны. И все это не предскажешь, все это останется тайной до того момента, пока не случится.

Рагурт, улыбаясь, слушал.

— Знаешь, — продолжала Аня, — удивляюсь также быстротечности жизни. Я прожила почти пять лет, а сейчас, у меня ощущение, что прошло не больше месяца. Просыпаясь каждый день, я понятия не имею, что будет. Проснусь ли я вообще, а если проснусь, события, которые произойдут после остаются загадкой и интригой. Когда я это поняла, просыпалась уже с улыбкой и предвкушением того, что мне сможет предложить новый день. Контрактеру такого не понять, ваш день четко выверен на тысячу лет вперед, все ясно и конкретно. Это издержки жизни вне времени, жизни одновременно во всех событийных элементах.

— А что же за работу ты выбрала? — поинтересовался Рагурт.

Аня фыркнула.

— Заключив более десяти тысяч контрактов, я не могла пойти на что-то, кроме подобной службы. Правда… Тут законы работают по-другому. Они написаны на бумаге, люди трактуют их, как хотят, а исполняются они постольку-поскольку. Тут нет мудрой вселенной, самостоятельно устанавливающей законы, которые блюдутся неукоснительно, тут все зависит от людей, которые трактуют их, как хотят.

— Слушай, — Рагурт смотрел смущенно, — а ты заводила… Ну… Отношения какие-нибудь?

Аня прыснула.

— Ну куда там, — ее взгляд погрустнел, — какие мне отношения, Рат? Я с самого начала знала, что мое время ограничено. Зачем мне это делать? Только добавлять человеку жизненной грусти и проблем. Нет уж.

— Не хотела бы ты вновь стать Контрактером?

Аня медленно покачала головой.

— Рат, я была Контрактером больше трех тысяч лет по биологическому слою, — Аня грустно улыбнулась, — я попросту устала. Всё, чего я хочу сейчас, так это покой.

По щеке Рагурта потекла слеза.

— Если ты умрешь — перестанешь существовать. Растворишься в бесконечной первородной сущности, станешь каплей в море. Ты уже никогда не будешь такой, как сейчас, — Рагурт опустил глаза, — и я тебя больше никогда не увижу.

Аня положила руку ему на плечо.

— Если я буду частью сущности, значит, я никуда не исчезну.Я буду с тобой всегда, каждую минуту твоей жизни. Только, Рат, у меня уже нет сил для Контрактов. Я понимаю, что у тебя запал еще не потух, но, я уже хочу уйти, — Аня мечтательно улыбнулась, — говорят, что эта сущность не испытывает ни сострадания, ни жалости. Что она меланхолична и спокойна. Это как раз то, что мне требуется.

Рагурт резко поднял взгляд.

— Мы могли бы сбежать! — выпалил он, — поселиться где-нибудь на острове, скрыться от глаз Шефа. Я знаю, какие методы нужно использовать! Прошу, не оставляй меня одного…

Аня сделала глоток из бокала и глубоко вздохнула.

— Нас найдут. И ты знаешь, что ждет Контрактера, уклоняющегося от исполнения долга. Рат! — девушка наклонилась к Рагурту и погладила его по щеке, — я не смогу остаться. Я искренне надеюсь, что ты сможешь меня простить. Я предпочту уйти человеком, чем бесконечно существовать уничтожителем человеческих судеб.

Рагурт взял Аню за руку и рассматривал ее с отрешенным взглядом.

— Почему же уничтожителем?

— Я была там, когда был заключен первый Контракт, понимаешь? И помню, зачем Ниерий это сделал. Помню, как он решил сделать это возможным для всех.

— Ниерий?

— Тот, кого вы все зовете Шефом.

— Ты знала его близко? — удивился Рагурт.

— До того, как он стал Шефом Контрактеров, он жил на этой планете, как человек. И здесь, я была его сестрой, — прошептала Аня.

Рагурт опешил.

— Я знал, что ты была одной из тех, кого он набирал лично, но, не думал, что все так сложно…

Аня смотрела на Рагурта глазами, полными слез.

— Рат, ты не должен рассказывать об этом никому, но… В Контрактерах нет никакого смысла. Это лишь попытка одного человека управлять другими. Провальная, притом.

— Но… С помощью сил, что имеют Контрактеры, можно сделать так много! Можно вылечить все болезни, установить новый порядок жизни людей! зачем же Шеф блокирует такие попытки?!

— Нет, это он делает правильно. Нельзя играть с первородной сущностью. Мы — сродни детям, которым выдали спички и сказали зажечь костер. У нас есть все шансы спалить и лагерь, и весь лес. Надеюсь, теперь ты понимаешь, почему я хочу покоя? Я всю жизнь пыталась понять мотивы и действия брата, но, я пришла к одному выводу — Ниерий сам толком не знает, что он делает и зачем.

Рагурт сидел, поглаживая Аню по руке.

— Может, у него есть свои мотивы? Он ближе к сущности, чем все мы. Вдруг мы просто не сможем понять его мотивов?

Аня вздохнула.

— Может и так. В любом случае, я больше не могу так. Я хочу уйти и уйду. Теперь ты будешь хранителем тайны Ниерия, и тебе решать, как с ней поступать.

Аня встала с кресла, Рагурт последовал ее примеру.

— Ты знаешь, как я всегда к тебе относилась, Рат. Я оставляю на тебя всю планету, включая Контрактеров.

Рагурт подошел к Ане и обнял ее так крепко, как мог.

— Не преувеличивай, — прошептал Рагурт ей на ухо, — я всего лишь Контрактер.

Аня вырвалась из его объятий и подошла к столу, взяв с него небольшой камешек.

— Я не преувеличиваю, Рат. Я позвала тебя не только для того, чтобы попрощаться, — Аня протянула камешек Рагурту, — я была хранителем смерти Контрактов.

Рагурт нахмурился.

— Этот камешек?

— Брат сделал его, очень давно. В нем сосредоточена сама суть, можно сказать, программа Контрактеров. Если ты его уничтожишь, Шеф сотрется из реальности, слои реальности исчезнут, все Контрактеры станут людьми и исчезнут все заключенные Контракты.

Рагурт скривился.

— Как бы его случайно не уронить…

Аня рассмеялась.

— Этот камень не простой. Уничтожить его может только Контрактер, отлично управляющий механизмом первородного вещества. А так, им можно горы дробить, ему ничего не будет.

Рагурь прищурился.

— А Шеф знает о наличии такого камня?

— Он сам отдал его мне. Как и полномочия распоряжаться им, как захочу. Это была страховка, на случай, если Контрактеры, или он сам, будут творить ужасные вещи. Сам понимаешь, убить брата у меня рука бы не поднялась никогда…

— А у меня поднимется?

— Суть не в том, поднимется ли, — Аня подошла к Рагурту и обняла его сама, — теперь ты — хранитель смерти Контрактов. Ты волен распорядиться им, как пожелаешь, но я верю, что ты будешь справедлив и честен с самим собой. Я готова доверить такую ответственность только тому, кого любила более тысячи лет…

Рагурт не выдержал и горько зарыдал.

Аня подняла его голову за подбородок и поцеловала.

— Прекрати. Это новое начало, не конец всего. Тебе теперь решать!

— Если бы я решал, — всхлипнул Рагурт, — я бы не дал тебе уйти.

— Это решено, — отрезала Аня, — ты ведь выполнишь мою волю, правда?

Рагурт кивнул, его взгляд был стеклянным.

— Тогда иди ко мне, — улыбнулась Аня, схватив Рагурта за руку, — покажи мне, как ты меня любишь, в последний раз…

*Контрактер №20, Контрактер №37, Контрактер №45*

Рагурта не было видно очень давно. Деня и Алавей очень удивились, когда он подошёл к ним и уставился на Алавея. В глазах его была вселенская печаль.

— Алавей, я знаю, что у тебя всегда есть алкоголь из биологического слоя, — отчеканил Рагурт.

Алавей скрестил руки на груди.

— Так стоп. Когда это меня в местные алкоголики записали?

Деня и Рагурт переглянулись.

— Ал, дай просто, а, — раздражённо проговорил Деня.

Алавей скривился и достал из сумки початую бутылку виски.

— Не помню, чтобы ты вообще употреблял, — с сомнением проговорил Алавей, — по какому поводу?

Рагурт достал из сумки стакан, налил в него напиток и уселся напротив Алавея и Дени.

— Контрактер номер два, — тихо проговорил Рагурт.

— Аня? Одна из первых Контрактеров, что отказалась от службы и решила уйти в биологический слой? — уточнил Деня, — а что с ней?

— Я видел ее похороны, — вздохнул Рагурт.

Алавей и Деня сочувственно посмотрели на Рагурта.

— Да, — вздохнул Деня, — я помню, что вы с ней были близки.

Рагурт сидел, опустив взгляд.

— Тем не менее, — заговорил Деня, — у меня появилось новое задание, в связи с которым мне пригодятся дополнительные руки. Рагурт, что скажешь? Хочешь немного отвлечься?

Рагурт осушил стакан и махнул рукой.

— Рассказывай.

Деня открыл ноутбук и повернул его так, чтобы было видно всем.

— Около недели назад, я получил задачу лично от Шефа — найти потерявшегося Контрактера №4, Алябия, Пришлось сильно напрячься, но, я нашел его, — Деня открыл на ноутбуке несколько фотографий, — однако, возникла проблема. Как оказалось, Алябий уже успел наделать в биологическом слое много интересных дел и серьезно вмешаться в жизни людей. Помимо того, что нужно вернуть его, теперь нужно еще и устранить последствия его присутствия там, одному мне не сладить с этим. Ну так как, вы со мной?

Алавей нахмурился.

— А как он вообще там оказался?

— Шеф сказал, что причиной послужил парадокс Вселенной.

Рагурт осушил еще один стакан.

— Да, дел там, конечно, немало получается, — протянул он.

— А чем дольше Контрактер находится в биологическом слое, тем больше остается последствий его присутствия. Поэтому, мне и нужна помощь.

— Я — за, — проговорил Алавей, — проветриться не помешает, а то от этих Контрактов уже в ушах звенит.

Рагурт кивнул Дене и проглотил еще один стакан виски.

— Что же, тогда давайте выдвигаться….

https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Источник