«По старым планам»: почему Зеленский не может взять армию под контроль



19 июня в Минске прошло заседание Трехсторонней контактной группы, в ходе которого планировалось обсудить перемирие. Однако стороны так и не пришли к согласию по этому вопросу. Встреча проходила на фоне обострения обстрелов в Донбассе. От Зеленского, который обозначил своей главной целью установление мира, ожидают совсем не этого. Однако на сегодняшний день президент Украины не обладает полной свободой действий, потому что не до конца контролирует ВСУ.
В Минске прошло заседание Трехсторонней контактной группы, в ходе которого Украину представляет бывший президент Леонид Кучма. Активизировавшийся процесс переговоров группы проходит на фоне обострения обстрелов в Донбассе.

Стороны планировали договориться о перемирии, однако этого так и не произошло. Спецпредставитель главы ОБСЕ Мартин Сайдик заявил, что, «несмотря на очевидную заинтересованность сторон в так называемом хлебном перемирии, они сегодня, к сожалению, не смогли прийти к общему мнению по тексту совместного заявления».
«Введение режима тишины могло бы изменить к лучшему ситуацию с безопасностью в Донбассе, прежде всего, для мирных жителей, которые живут по обе стороны линии соприкосновения. Однако обострение, которое наблюдалось в течение последних дней, мешает этой мирной инициативе. Подгруппе по безопасности поручено проработать подготовку к так называемому «хлебному» перемирию», — написала в своем фейсбуке пресс-секретарь Леонида Кучмы Дарья Олифер.

19 июня представительство самопровозглашенной ДНР в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня заявило об участившихся обстрелах со стороны украинских сил с применением артиллерии.
«После 03:00 зафиксированы обстрелы со стороны вооруженных формирований Украины по направлению Донецка. В общей сложности выпущено 110 снарядов калибром 122 мм и 52 мины калибром 120 мм», — заявили в представительстве.

В ДНР утверждают, что огонь был открыт ночью 19 июня в районе города Марьинка. Цель обстрелов — Петровский район Донецка.
Параллельно с этим украинский штаб Операции объединенных сил заявил об обстрелах со стороны ДНР. В штабе также подчеркнули, что противники применили минометы калибра 120 и 82 мм, что нарушает минские соглашения.
«На каждый обстрел противник получил адекватный ответ из вооружения, не противоречащего минским договоренностям», — утверждают в штабе ООС.

Ситуация в Донбассе усугублялась в течение всего июня. «Страна.ua» со ссылкой на источники в штабе ООС сообщает, что две недели назад 24 отдельная механизированная бригада ВСУ имени короля Даниила практически ликвидировала «серую» зону в районе Марьинки, перенеся свои позиции на 500 м вперед.

16 июня жители Донецка стали сообщать в соцсетях об обстреле прифронтовой части города. В то же время в штабе ООС заявили, что силы ДНР совершили девять обстрелов позиций ВСУ за сутки.

Полпред России Борис Грызлов по итогам состоявшегося сегодня заседания в Минске заявил, что избрание нового президента Украины не улучшило ситуацию в Донбассе.
«Действия новой киевской власти все больше расходятся с той позицией, которую заявили избиратели на выборах президента, — заявил он. — Положительных перемен, на которые рассчитывали люди после выборов, не происходит».

Директор киевского Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский считает, что обострение ситуации в Донбассе не является демонстрацией политической воли Владимира Зеленского.
«В том, что это происходит по старым планам, у меня сомнений нет. Никаких новых указаний действовать таким образом, как я понимаю, не было.

Пока назначенный президентом руководитель Генштаба, на мой взгляд, не контролирует полностью то, что происходит на линии соприкосновения», — отмечает эксперт в разговоре с «Газетой.Ru».

21 мая Владимир Зеленский назначил Руслана Хомчака начальником Генерального штаба — главнокомандующим Вооруженных сил Украины. Однако, как отмечает эксперт, этого назначения не достаточно, чтобы новое правительство полностью взяло под свой контроль военные силы Украины.
«Думаю, это связано с тем, что на разных уровнях работают прежние люди, заменить их быстро невозможно. Тем более, что само министерство обороны по-прежнему под контролем людей Порошенко. Я бы не искал черную кошку там, где ее нет. Есть такой переходный процесс с эксцессами и закончится он тогда, когда будут заменены кадры на тех, кого поставит команда Зеленского. Я не думаю, что есть руководство команды Зеленского или нового руководителя Генштаба идти на обострение», — считает Погребинский.

При этом эксперт также заявляет, что обострение ситуации произошло в рамках продвижения ВСУ в «серую» зону.
«Чего-то сверхъестественного, допустим, удвоения количества обстрелов не произошло. Действительно, в последние полторы недели обстрелы увеличиваются, но в пределах 20%. То, что мы наблюдаем в СМИ и на федеральных каналах, — это все-таки некоторое преувеличение», — заявляет Михаил Погребинский.

От Владимира Зеленского, который неоднократно заявлял, что главной целью его президентства является установление мира в Донбассе, ждут ощутимых результатов. При этом на сегодняшний президент просто не способен в короткий срок кардинальным образом поменять ситуацию.
В частности, Зеленский уже стал заложником общественного мнения националистически настроенной части общества.

Ярким примером стали результаты первой встречи Трехсторонней контактной группы после инаугурации Владимира Зеленского, которая состоялась 5 июня. Заседание не принесло ощутимых результатов, однако несколько важных заявлений украинская сторона все же сделала.
Во-первых, представитель Украины Леонид Кучма в ходе брифинга заявил, что ВСУ не должны отвечать на «провокационные обстрелы».
«Когда заезжает какая-нибудь установка или в детский сад, или в дом, или вообще в населенный пункт и ведет обстрел наших территорий. Скажите пожалуйста, мы можем, если видим, что это из такого, детского, условно говоря, сада, мы можем давать ответ?» — задавался вопросом политик.

Заявление экс-президента Украины вызвало критику со стороны многих политиков. Спустя два дня Юлия Мендель, пресс-секретарь Владимира Зеленского, вынуждена была пояснить, что конкретно имел ввиду Леонид Кучма.
Она заявила, что украинские военные часто отвечают на провокации, «когда стреляют из жилого дома, детского сада, школы, больницы — из любого места, где находятся гражданские люди».
«После этого начинаются обстрелы этого дома. Таким образом погибают наши люди, наши украинцы. И речь шла о том, чтобы не поддаваться на провокации», — сказала Юлия Мендель.

Таким образом, впервые официальное лицо Украины признало факт обстрелов гражданских объектов в Донбассе. Кроме того, от представителей предыдущей власти вряд ли можно было услышать о гибели «наших украинцев» применительно к жителям Донбасса.
7 июня Владимир Зеленский сделал не менее резонансное заявление. Пресс-служба президента распространила заявление Зеленского о гибели двух украинских военных в ДНР.
«Вопиющее нарушение минских соглашений — применение артиллерии — свидетельствует, по меньшей мере, о частичной потере управления и контроля над наемниками. Мы надеемся, что российская сторона возобновит контроль над этими подразделениями, — говорится в заявлении Зеленского. — Кто бы ни отдал приказ — Вооруженные силы Украины будут отвечать жестко и в соответствии с ситуацией».

Таким образом, Киев впервые допустил, что за обстрелами стоит не Россия, а «наемники».
Впрочем, главной новостью, которую принесло заседание в Минске, стало заявление представителя ОБСЕ Мартина Сайдика. Он сообщил, что Кучма в ходе встречи поднял вопрос о снятии транспортной блокады Донбасса, которую Порошенко ввел в 2017 году.
«Предложение было сделано от господина Кучмы, и это было поддержано участниками из ОРЛО и ОРДО (отдельные районы Луганской / Донецкой областей. — «Газета.Ru»). Это будет на рассмотрении в экономической подгруппе в следующий раз», — сказал он.

Сайдик отметил, что снятие блокады могло бы стать «большим прорывом», и это действительно так. Однако в официальном заявлении на сайте президента Украины по итогам переговоров об этом не было сказано ни слова.
На следующий день представитель ОБСЕ заявил, что инициатором обсуждения этой темы был не Кучма, а представители Донбасса.
«На самом деле во время общений дискуссии в ТКГ вопрос о снятии исключительно самой блокады был поднят представителями ОРДО и ОРЛО, и поддержан в общей форме российской стороной», — говорится в заявлении Сайдика.

По его словам, представитель Украины лишь отметил, что работа в этом направлении должна быть «взаимна». Сам же Кучма, комментируя итоги переговоров, и вовсе опроверг факт транспортной блокады.
При этом до того, как Леонид Кучма и Мартин Сайдик дали разъяснения по этому вопросу, которые полностью изменили дело, пресс-секретарь экс-президента сделала не менее резонансное высказывание.
«Речь шла о том, что такая проблема есть, ее надо решать. Такое предложение поддерживает и президент Украины», — сказала «BBC News Украина» пресс-секретарь Кучмы Дарка Олифер.

Реакция от представителей прежнего правительства Украины последовала незамедлительно. «Требую от президента Зеленского дать публичный ответ, на каком основании он дал такие директивы делегации Украины», — написал Порошенко в своем фейсбуке.
Он добавил, что «реализация российского сценария в Донбассе — это предательство национальных интересов нашего государства».
А вот реакции от Зеленского по этому поводу так и не последовало.
Если Кучма действительно поднял вопрос о снятии транспортной блокады, то, несомненно, он мог это сделать только с подачи президента Украины. Однако последующие заявления Кучмы и Сайдика, а также не менее красноречивое молчание Зеленского заставляют лишь догадываться о позиции президента по этому вопросу.
Не менее важной стала реакция генпрокуратуры Украины. 7 июня генпрокурор Юрий Луценко заявил, что на фоне заявлений представителей Украины в Трехсторонней контактной группе, ведомство зарегистрировало три уголовных дела по фактам подготовки к финансированию терроризма, подготовки к препятствованию законной деятельности ВСУ в особый период и государственной измены.
«Кучма на переговорах в Минске действовал по директивам, выданным лично президентом. А это [действия Луценко] воспринимается и в Москве, и в Донецке, и в Луганске как действия власти. Аргумент о том, что Луценко — представитель «старой власти», там не работает. Старая или новая — но это власть Украины», — заявил в интервью Украинской службе «Би-би-си» глава политсовета украинской партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» Виктор Медведчук.

По мнению политика, Зеленскому стоило яснее обозначить свои позиции по поводу снятия блокады. Однако, как отмечает Михаил Погребинский, на сегодняшний день президент не имеет свободы в выражениях и действиях.
«Я думаю, что и Зеленский, и Кучма готовы обсуждать эту тему. Просто неаккуратно высказанное самим Кучмой заявление легло на неподготовленную почву, — отмечает эксперт. — Для того, чтобы вообще начать об этом говорить желательно, чтобы СМИ, которые благожелательно относятся к Зеленскому готовили на протяжении недели другой общественное мнение, показывая, какое количество денег потеряно на этой блокаде, что Украина теряет от этой блокады, объясняя, что на этом зарабатывают контрабандисты, в том числе и генералы, государственная казна страдает, приходится покупать уголь в Пенсильвании и т.д.».
Как отмечает Погребинский, снятие блокады — достаточно длинный и сложный процесс.
В лучшем случае для реализации этого сценария может потребоваться полгода. Однако на сегодняшний день важно, чтобы этот процесс хотя бы начался.
«Общественное мнение не подготовлено, Кучма ляпнул и потом вышел сказал: «вы меня неправильно поняли» и начал оправдываться. Это ошибка Кучмы. Но я думаю, что они обсуждали с Зеленским возможность начать переговоры о снятии блокады», — считает эксперт.
Источник