В США назвали главное отличие Су-57 от F-35



Фото:
Сергей Бобылев/ТАСС


Комментарии

Как подчеркивает The National Interest, конструкция истребителей пятого поколения представляет собой компромисс между различными критериями эффективности, включая маневренность, вооружение, интегрированные радиолокационные технологии и скрытность.
«Нельзя отрицать, что российский истребитель пятого поколения может похвастаться впечатляющими характеристиками», — признает американское издание.

Су-57 превосходит своего заокеанского конкурента по дальности полета, скорости и маневренности, а у F-35 имеется преимущество в скрытности. Кроме того, американский самолет разработан по концепции "обобщения информации". Он создает интегрированную, динамичную картину поля боя и передает ее соседним дружественным подразделениям в режиме реального времени. Также F-35 может координировать действия других самолетов во вражеском воздушном пространстве.
The National Interest пишет, что все военные самолеты спроектированы с учетом определенных стратегических приоритетов, что подразумевает преимущества в одних областях и компромиссы в других. И хотя оба рассматриваемых самолета подпадают под определение "многоцелевой истребитель пятого поколения", их все же предполагается использовать по-разному.
«В отличие от своего американского аналога, Су-57 не задумывался как мобильный нервный центр для эскадрилий, глубоко проникающих в зону действия противовоздушной обороны противника», — пишет NI. Интенсивные атаки на наземные цели также не являются приоритетом для российского истребителя. Смысл Су-57 совершенно другой: создать исключительную платформу для завоевания превосходства в воздухе, угрожающую важным воздушным целям.

В публикации отмечается. что в рамках такого подхода Су-57 не нуждается в повышенной скрытности и некоторых функциях F-35.

«Поскольку российская доктрина воздушного боя больше заинтересована в противодействии чужим самолетам-«невидимкам», чем в развертывании собственных, Су-57 обладает техническим потенциалом для наилучшего решения стратегических потребностей России», — делает вывод The National Interest.
Источник